Разделы

Самое время!

Нет в издательстве Действие нового романа Андрея Дмитриева - знаменитого российского прозаика, лауреата многих литературных премий - происходит в наше время в Украине, куда бежит из России герой романа, школьный учитель на пенсии, гонимый собственными страхами и стечением нелепых обстоятельств. Благодаря случайной встрече там начинается вторая жизнь героя - драматичное продолжение первой.
Андрей Дмитриев верен литературной традиции и не обманет ожиданий тех, кто уже оценил его "Поворот реки", "Закрытую книгу", "Дорогу обратно", "Бухту радости", "Крестьянина и тинейджера". Но как всякий большой мастер, он с каждым произведением открывается с новой стороны. "Этот берег" - безусловно, трагедия. Но трагедия, созданная по законам комедии ошибок. Так бывает в жизни, а непредсказуемость жизни Дмитриев знает не хуже, чем законы жанра - ему веришь.

Этот берег (обл) Дмитриев Андрей Викторович Этот берег (обл)
Уведомить о появлении
Нет в издательстве За роман "Песнь тунгуса" Олег Ермаков стал лауреатом премии "Ясная Поляна". Наградой в номинации "Выбор читателей" стала для писателя командировка в Сеул. "На исходе ночи я очнулся и увидел, что самолёт пролетает мимо Байкала. В Корею, в страну дальневосточных созерцателей... Не очередная ли это песнь байкальского жителя? Песнь странствий?" Так в результате и вышло. Семейная пара из Петербурга оказывается по приглашению в Сеуле. Бродя по улочкам экзотического города, они вспоминают годы молодости, когда жили на Байкале, в заповеднике. Герой там работал лесником и бредил мифическим царством Иоанна с одним примечательным деревом, шагнув за которое, можно было оказаться "на тои? стороне". И лесник честно пытался это сделать... И теперь ему, не слишком успешному бизнесмену, снова мерещится "та сторона". Неожиданная встреча со странным гидом как будто сулит это проникновение. У гида Лиды своя история путешествия "на ту сторону", в котором тоже был гид - эвенк, правнук великой шаманки Шемагирки. Маршруты романа уходят на Курильские острова, в Японию, в средневековую Корею и Китай, на Байкал и в места, вовсе недоступные обыденному сознанию.
Либгерик Ермаков Олег Николаевич Либгерик
Уведомить о появлении
Нет в издательстве Новая книга прозаика и сценариста Алексея Слаповского состоит из романа и рассказов и демонстрирует виртуозное умение автора рассказывать истории, из которых получается кино. "Теперь, когда меня убили, я могу говорить все, что хочу и как хочу". Так начинается "потусторонняя история" 18-летней девушки, отца которой, очень крупного чиновника, поймали на взятке, судили и посадили в тюрьму. Героиня узнает все больше об отце, о матери, об их друзьях и знакомых, а потом уезжает, прямо по классику, "к тетке, в глушь, в Саратов", и там новое узнавание - людей из тех социальных слоев, с какими она раньше не пересекалась. На самом деле речь идет о вглядывании в себя и в мир - будто глаза открылись, будто она заново начала жить, замечая то, чего раньше не видела. "Дерево" - тоже история от первого лица. Шел весьма немолодой человек по улице мимо дерева, вспомнил, как залезал на него в детстве. Взял да и опять залез. И жизнь его после этого изменилась коренным образом. "Авария" - цикл из шести рассказов о людях, которые куда-то ехали, спешили, строили планы, и вот массовая автоавария, и время словно остановилось - и что теперь? Так ли всегда плохо попасть в подобную ситуацию или она может повернуть жизнь в лучшую сторону? Или хотя бы в иную? Таким образом авария - что-то вроде метафоры той самой пандемии, с которой столкнулись мы все.
Ксю Слаповский Алексей Иванович Ксю
Уведомить о появлении
Нет в издательстве Свой читатель появился у Саши Филипенко сразу - после успеха "Бывшего сына" и двух следующих романов. "Травля", еще до выхода книгой опубликованная "Знаменем", по данным электронного портала "Журнальный зал", стала в 2016 году самым популярным текстом всех российских толстых литературных журналов. Значит, свой читатель понимает, чего ему ожидать и от "Красного Креста". Он не обманется: есть в романе и шокирующая, на грани правдоподобия, история молодого героя; и сжатый, как пружина, сюжет; и кинематографический стык времен; и парадоксальная развязка. Но есть и новость: всю эту фирменную Сашину "беллетристику" напрочь перешибает добытый им и введенный в роман документальный ряд - история контактов Наркомата иностранных дел СССР и Международного Красного Креста в годы войны. Саша Филипенко - мастер создавать настроение ассоциативным монтажом. Представляя читателю "Красный Крест", воспользуемся его приемом, процитируем Иосифа Бродского: "От любви бывают дети. / Ты теперь один на свете. / Помнишь песню, что, бывало, / я в потемках напевала? / Это - кошка, это - мышка. / Это - лагерь, это - вышка. / Это - время тихой сапой / убивает маму с папой".
3-е издание, стереотипное.
Красный Крест (новый формат) Филипенко Саша Красный Крест (новый формат)
Уведомить о появлении
Нет в издательстве Книги Сергея Каледина изданы большими тиражами, переведены на многие языки, по повести "Смиренное кладбище" снят фильм и поставлен спектакль в "Современнике", повесть "Стройбат" Лев Додин превратил в знаменитый спектакль "Гаудеамус", прошедший по многим театрам мира. Новая книга известного писателя представляет собой соединение написанного более тридцати лет назад и обновленного романа "Коридор" с сегодняшним изложением семейной саги своего рода. Правдиво и увлекательно рассказывая о себе, родственниках, знакомых, соседях, Каледин щедро наделяет описание точными деталями, что создает ощущение личного присутствия читателя рядом с героями повествования, узнаваемости событий, - и семейная сага становится документально-художественной историей жизни страны на протяжении более сотни лет. По словам Александра Кабакова, Каледин "описал своих близких, а получилось, что все человечество..."
Коридор Каледин Сергей Евгеньевич Коридор
Уведомить о появлении
Нет в издательстве В своем предыдущем романе ("Красный Крест", 2017) Саша Филипенко широко использовал реальные исторические документы. В его новом произведении сама изображенная реальность претендует на роль документа эпохи. Для самых недоверчивых: тут нет ничего придуманного. Есть городок, где градообразующее предприятие - тюрьма. Есть детский дом, в судьбах обитателей которого мелькнул проблеск счастья. Ситуации, герои, диалоги и даже способы полицейских пыток - все взято из жизни. И проклятый вопрос о цене добра, которое почему-то оборачивается злом, тоже поставлен жизнью. Точнее - смертью. "Саша Филипенко относится к тем молодым авторам, которые сразу стали серьезными писателями. Хотите узнать, о чем думает современная молодая Россия, читайте Филипенко" (Светлана Алексиевич).

Возвращение в Острог (новый формат) Филипенко Саша Возвращение в Острог (новый формат)
Уведомить о появлении
Нет в издательстве Роман «Жили-были старик со старухой», по точному слову Майи Кучерской, — повествование о судьбе семьи староверов, заброшенных в начале прошлого века в Остзейский край, там осевших, переживших у синего моря войны, разорение, потери и все-таки выживших, спасенных собственной верностью самым простым, но главным ценностям.«… Эта история захватывает с первой страницы и не отпускает до конца романа. Живые, порой комичные, порой трагические типажи, „вкусный" говор, забавные и точные „семейные словечки", трогательная любовь и великое русское терпение — все это сразу берет за душу. В книге есть неповторимый дух времени, живые души героев и живая душа автора, который словно бы наблюдает за всеми перипетиями героев романа с юмором, любовью и болью. Прекрасный язык. Пронзительная ясность бытия. Непрерывность рода и памяти — всё то, по чему тоскует сейчас настоящий Читатель…» (Дина Рубина)
Лонг-лист «Большая книга» (2011), «Ясная поляна» (2011), лауреат премии в номинации «Современная классика» (2011).
11-е издание.
Жили-были старик со старухой (мяг) Катишонок Елена Александровна Жили-были старик со старухой (мяг)
Уведомить о появлении
Нет в издательстве Аннотация к книге "Возвращение в Острог" Филипенко А.:В своём предыдущем романе ("Красный Крест", 2017) Саша Филипенко широко использовал реальные исторические документы. В его новом произведении сама изображённая реальность претендует на роль документа эпохи. Для самых недоверчивых: тут нет ничего придуманного. Есть городок, где градообразующее предприятие — тюрьма. Есть детский дом, в судьбах обитателей которого мелькнул проблеск счастья. Ситуации, герои, диалоги и даже способы полицейских пыток — всё взято из жизни. И проклятый вопрос о цене добра, которое почему-то оборачивается злом, тоже поставлен жизнью. Точнее — смертью. "Саша Филипенко относится к тем молодым авторам, которые сразу стали серьёзными писателями. Хотите узнать, о чём думает современная молодая Россия, читайте Филипенко" (Светлана Алексиевич). Возвращение в Острог Филипенко Саша Возвращение в Острог Уведомить о появлении
Нет в издательстве Кроме нескольких писательских премий, Ольгерд Бахаревич получил за "Собак Европы" одну совершенно необычную награду — специально для него учреждённую Читательскую премию, которую благодарные поклонники вручили ему за то, что он "поднял современную белорусскую литературу на совершенно новый уровень". Этот уровень заведомо подразумевает наднациональность, движение поверх языковых барьеров. И счастливо двуязычный автор, словно желая закрепить занятую высоту, заново написал свой роман, сделав его достоянием более широкого читательского круга — русскоязычного. К слову, так всегда поступал его великий предшественник и земляк Василь Быков. Что мы имеем: причудливый узел из шести историй — здесь вступают в странные алхимические реакции города и языки, люди и сюжеты, стихи и травмы, обрывки цитат и выдуманных воспоминаний. "Собаки Европы" Ольгерда Бахаревича — роман о человеческом и национальном одиночестве, об иллюзиях — о государстве, которому не нужно прошлое и которое уверено, что в его силах отменить будущее, о диктатуре слова, окраине империи и её европейской тоске. Собаки Европы Бахаревич Ольгерд Собаки Европы Уведомить о появлении
Нет в издательстве Земную жизнь пройдя до середины и дальше, можно ли не помнить ту часть пути, которая была "до"? Для каждого это самое "до" - свое. Для кого-то перестройка, для кого-то эмиграция или поворотные события. Книга рассказов Ивана Алексеева - кстати, врача по профессии - ведет нас в "до" - в забытое, затоптанное в глубину памяти. Первая любовь, первые данные себе обеты, первые победы. Первые измены и похороны. А первые, выстраданные, вымечтанные джинсы "Супер-Райфл"? А первая зеркалка с телевиком? А тусовка на Стрите или Калинке? А судьбы, горькие, кровавые, тех, кого уже нет - но кого забыть невозможно? Пронзительно подобранное слово писателя открывает нам ключ к жизням героев, в каждой из которых русский читатель кожей ощутит что-то близкое.
Холода в Занзибаре Алексеев Иван Константинович Холода в Занзибаре
Уведомить о появлении
Нет в издательстве Этот город на востоке Речи Посполитой поляки называли замком. А русские - крепостью на западе своего царства. Здесь сходятся Восток и Запад. Весной 1632 года сюда приезжает молодой шляхтич Николаус Вржосек. А в феврале 2015 года - московский свадебный фотограф Павел Косточкин. Оба они с любопытством всматриваются в очертания замка-крепости. Что их ждет здесь? Обоих ждет любовь: одного - к внучке иконописца и травника, другого - к чужой невесте. И конечно, сражения и приключения на улочках Смоленска, в заснеженных полях и непролазных лесах. Две частные истории, переплетаясь, бросают яркие сполохи, высвечивающие уже историю не частную - историю страны. И легендарная летопись Радзивила, созданная, скорее всего, в Смоленске и обретенная героями романа, дает возможность почувствовать дыхание еще более отдаленных времен, ведь недаром ее миниатюры называют окнами в мир Древней Руси. Ну а окнами в мир современности оказываются еще черно-белые фотографии Павла Косточкина. Да и в них тоже проступают черты той незабвенной России.

Что: роман про историю XVII века и любовь. Путешествия во времени и мистические тайны.
О чем: две частные судьбы - польского шляхтича из 1632 года и нашего современника - встречаются в древнем/современном Смоленске. Герои находят уникальную Радзивилловскую летопись, причем история-то наша, а взгляд - с польской стороны.
На той же полке: DVD c фильмом "Иван Грозный", Борис Акунин "Турецкий гамбит", В. Ян "К последнему морю".
Для кого: читатели исторических романов и зрители историко-приключенческих фильмов - от "Войны и мира" до сериала "Черные паруса".
Радуга и Вереск Ермаков Олег Николаевич Радуга и Вереск
Уведомить о появлении